Новости

У инжиниринговых компаний достаточно широкие возможности для работы на рынках разных стран. Можно сказать, что этот бизнес имеет лишь условные границы. В России большую часть заказов на строительство электростанций выполняют местные подрядчики, но есть и энергокомпании, которые предпочитают отдавать заказы иностранцам. Впрочем, россияне также работают за рубежом, хотя пока лишь в отдельных регионах.26.10.2011

Наш выход

Для оказания инжиниринговых услуг в какой бы то ни было стране необходимо знать специфику местного рынка. Чтобы строить электростанции в других странах, нужно понимать, что там стандарты выполнения подрядов выглядят несколько иначе, чем у нас. Участники рынка отмечают, что в развитых странах есть так называемая гармонизация стандартов. Иными словами, если ты имеешь опыт строительства электростанции в Италии, то тебе не составит труда построить ее и в любой другой европейской стране. А вот Россия и Европа в этом смысле значительно отличаются друг от друга. Специфика работы есть как при контрактовании, так и при проектировании энергообъекта, его материально-техническом обеспечении. Зарубежный рынок шире российского, но прийти на российский рынок готовы немногие зарубежные инжиниринговые фирмы: им нужно время на адаптацию.

Российские же ЕРС-контракторы, несмотря на серьезную конкуренцию со стороны западных компаний, выходить на иностранные проекты не боятся. Одна из самых опытных в этом отношении российских компаний — ВО «Технопромэкспорт» — с момента своего основания в 1955 году была ориентирована только на внешние (зарубежные) рынки и специализировалась на строительстве энергетических объектов в рамках программ межгосударственного двустороннего сотрудничества. На российский рынок компания вышла гораздо позже. Всего же за десятилетия работы «Технопромэкспорт» реализовал более 400 проектов.

Региональный директор по странам Азии и ЮВА ОАО «ВО „Технопромэкспорт“» Александр Щеголев рассказывает, что при выборе региона присутствия компанией учитываются следующие основные моменты. Во-первых, геополитические интересы России, обозначенные руководством страны, во-вторых, экономическая целесообразность. «Нами рассматриваются условия ведения бизнеса в стране и всевозможные риски, делаются экономические расчеты и на основе анализа всех этих факторов принимаются решения об участии компании в новых зарубежных проектах, — говорит он. — Мы постоянно находимся в поиске новых стратегических и интересных проектов, которые могут принести нам экономические и стратегические дивиденды, изучаем их и оцениваем».

Работая за границей, всегда приходится учитывать специфику местного рынка, продолжает господин Щеголев. Например, в развивающихся странах это наличие сильной бюрократии, несовершенство правовых систем и отсутствие внутренних ресурсов. К общим и актуальным на сегодня проблемам можно отнести значительные колебания валютных курсов, а также трудности в подборе квалифицированного персонала для зарубежных филиалов. Грамотный подбор местных команд, знающих рынок, теперь сложен почти во всех странах. «Поэтому мы вынуждены привозить команды с собой», — отмечает господин Щеголев.

«Подробнее хотелось бы остановиться на нашем присутствии в регионах Ближнего Востока — Северной Африки. Мы с большим вниманием следим за происходящими там событиями, так как на этих территориях сосредоточены наши крупные экономические интересы. Для нашей компании этот регион традиционно один из важнейших, здесь усилиями „Технопромэкспорта“ в разные годы построено порядка 30 различных энергетических объектов — от тепловых и гидроэлектростанций до тысяч километров ЛЭП. При участии «Технопромэкспорта» сооружены такие исторически значимые объекты, как известный Асуанский гидроэнергетический комплекс на реке Нил в Египте, плотина и гидростанция мощностью 2100 МВт, гидроэнергетический комплекс на реке Евфрат в Сирии, ТЭС «Наджибия» и «Нассирия“ в Ираке и др. В Йемене также успешно работает несколько станций, построенных специалистами нашей компании», — говорит Александр Щеголев.

Сегодня многие из этих объектов вследствие естественного износа оборудования требуют модернизации. Обычно электростанция эксплуатируется примерно 45-50 лет, затем оборудование технически и технологически устаревает, изнашивается и требует замены. Однако следует признать, что ухудшение внутриполитической обстановки в ближневосточных странах никак не способствует работам такого рода.

Например, перед войной в Ираке «Технопромэкспорт» подписал контракт на строительство ТЭС «Юсифия», состоящей из шести блоков по 210 МВт (он был подписан еще в июне 1988 года в рамках межправительственного соглашения между СССР и Ираком). «Мы успели завезти оборудование, развернули общестроительные работы, начался монтаж. Но впоследствии в ходе боевых действий территория будущей электростанции неоднократно подвергалась бомбардировкам. Компания несколько раз эвакуировала специалистов, а затем возвращала. Часть оборудования была уничтожена, часть разграблена мародерами, была уничтожена и сопроводительная документация на оставшееся на площадке оборудование. Естественно, эти дополнительные огромные расходы значительно увеличивают первоначальную стоимость строительства станции», — рассказывает господин Щеголев.

По его словам, сейчас на территории электростанции вновь работает группа российских специалистов, которые должны провести инспекцию, оценку находящегося на объекте оборудования и выполненных строительно-монтажных работ. После полного завершения технической инспекции ТЭС «Юсифия» руководство «Технопромэкспорта» подготовит для правительства Ирака предложение с условиями возобновления работ на объекте с целью завершения его строительства.

Также сейчас «Технопромэкспорт» выполняет в Афганистане контракт на реконструкцию и модернизацию ГЭС «Наглу», заключенный с Министерством энергетики и водных ресурсов в августе 2006 года. Стоимость контракта и дополнений к нему — около $40 млн., он финансируется за счет кредита Всемирного банка правительству страны. Завершение работ запланировано на четвертый квартал 2012 года. «Технопромэкспорт» осуществляет поставку, монтаж, ремонт и наладку основного и вспомогательного оборудования гидроэлектростанции, выработавшего свой ресурс.

На ГЭС «Наглу» уже завезено примерно 90% необходимого оборудования, запчастей и материалов, ведутся работы на третьем гидроагрегате. Но работы на объекте осложняются и сдерживаются необходимостью обеспечения безопасности российского и местного персонала и сохранности оборудования, поскольку в районе до сих пор ведутся боевые действия. Кроме того, афганский заказчик по разным причинам регулярно задерживает оплату работ, выполненных «Технопромэкспортом», что сдерживает их темп.

«Что касается Ливии, то там мы уже построили ЛЭП протяженность 1000 км, готовились участвовать в тендерах на строительство новых станций. Сейчас эти планы нам придется корректировать», — говорит господин Щеголев.

В Бангладеш «Технопромэкспорт» реализует контракт на реконструкцию и модернизацию первого и второго блоков ТЭС «Горазал» (2х52 МВт). На блоке №  1 успешно завершена гарантийная эксплуатация и получен сертификат окончательной приемки от заказчика. Блок №  2 находится в стадии ремонта. Запуск в эксплуатацию планируется летом 2012 года.

На иностранный манер

Несмотря на то что в России много своих инжиниринговых компаний, на рынке присутствуют и иностранцы. Доля их в выполнении заказов незначительна, однако проекты, на которых они работают, довольно крупные. Сейчас это договоры генподряда на строительство энергоблоков для российского подразделения немецкого концерна E.ON, российского подразделения итальянской Enel, а также для «Мосэнерго» (компания подконтрольна «Газпром энергохолдингу»). Для E.ON энергоблоки строят турецкие компании Gama Power Systems и Enka Power Systems B. V. Gama ввела в строй ПГУ-400 на Шатурской и Сургутской ГРЭС в 2010 и 2011 годах и достраивает второй аналогичный блок в Сургуте. Enka строит блок ПГУ-400 на Яйвинской ГРЭС. «Зарубежные подрядчики работают по другим, отличным от российских стандартам как в области строительных работ, так и касающихся оборудования, — рассказывают в концерне E.ON. — Из-за этого проекты приходится адаптировать, привлекая российские проектные институты. Без адаптации, например, невозможно получить разрешение от надзорных органов. Также иностранным подрядчикам трудно работать с российскими поставщиками и субподрядчиками в первую очередь из-за разницы в менталитете: в Европе после подписания договора переговоры завершаются, а в России только начинаются». В E.ON отмечают, что преимущество зарубежных инжиниринговых компаний перед российскими состоит в тесной связи с мировым рынком производителей основного и вспомогательного оборудования. Они имеют широкий кругозор, обширные связи по части закупок материалов и оборудования, лучших отраслевых практик. Кроме того, у них хорошо налажен контроль качества и соблюдение техники безопасности, из-за чего минимизировано время простоев как в ходе строительства, так во время эксплуатации. Иностранцы четко следуют графику выполнения работ, а их качество у зарубежных инжиниринговых компаний выше. Но реализуемые ими проекты обходятся дороже. «Российские инжиниринговые компании более лояльны, особенно на этапе переговоров, что компенсируется неисполнением самого договора. Их преимуществом является знание местного рынка производителей оборудования, проектных услуг, технических стандартов, порядка получения разрешений», — говорят в E.ON.

Для Enel блок ПГУ-410 на Среднеуральской ГРЭС строит испанская Iberdrola Ingenieria y Construccion, а для «Мосэнерго» блок ПГУ-420 на ТЭЦ-26 в Москве — консорциум российского «ЭМАльянса» и французской Alstom. «Практически все иностранные подрядчики не берутся за реализацию проектов на территории России в случае, если основное оборудование российского производства, так как у них отсутствует достаточный опыт работы с поставщиками российского основного оборудования и поэтому возрастают риски», — отмечают в E.ON.

Впрочем, российского оборудования — а именно газовых турбин большой мощности, способного соответствовать современным требованиям энергокомпаний, не существует. Все заказчики при строительстве электростанций устанавливают турбины западного производства — General Electric, Alstom, Siemens, Skoda, Mitsubishi, Mitsui. Поэтому для производителей оборудования российский рынок является очень интересным и перспективным. Поставка турбин большой мощности гораздо более распространенное явление, чем работа на подряде по строительству электростанции. «Если говорить о российском рынке, то следует отметить высокий уровень его развития. Это касается и исторического развития энергосистемы, и наличия в стране высококвалифицированных специалистов и сильной научно-технической базы, — говорит исполнительный директор GE Energy Россия Руслан Пахомов. — С другой стороны, около 60% оборудования старше 35 лет, эффективность оборудования невысока — так, эффективность газовых электростанций составляет в среднем всего 38%. Все это указывает на большой потенциал для модернизации. Кроме того, по оценкам экспертов, рост потребления электроэнергии составляет около 2-3% в год, таким образом, актуальной оказывается не только модернизация энергосистемы, но и ввод в строй новых мощностей, призванных обеспечить растущий спрос. Кроме того, отдельным преимуществом для нас как для производителя газотурбинного и газокомпрессорного оборудования является то, что половина энергетики России работает на газе».

Свой самовар

Но и с иностранным оборудованием работают в основном российские компании, и тому есть объективные причины. Все-таки наш рынок является для иностранцев довольно специфичным и им нелегко на нем освоиться. «Я считаю, что у иностранных инжиниринговых компаний была существенная фора перед российскими на этапе возникновения инжинирингового рынка в России, но проблемы с адаптацией к нашим реалиям не позволили иностранцам удержать преимущество в полной мере. Привести пример успешности какого-то проекта, комплексно сопровождаемого зарубежной инжиниринговой компанией, невозможно, потому таких случаев пока нет», — говорит генеральный директор ООО «Кварц — Новые технологии» Иван Аветисян.

Он отмечает, что к сильным сторонам зарубежных компаний можно отнести большой, наработанный десятилетиями опыт реализации проектов, в результате чего у иностранных инжиниринговых компаний более продвинутый, чем у российских, инжиниринг — система сопровождения проекта. К преимуществам можно отнести более высокое качество проведения электротехнических и тепломеханических работ, а также работ по пусконаладочным работам и АСУ ТП. «Однако незнание российских нормативов и законодательства, отличный от российского менталитет, сильно мешающий работе, неумение взаимодействовать с контролирующими органами в нашей стране, незнание местных субподрядчиков и отсутствие опыта адаптации и экспертизы проекта в России существенно снижает эффективность работы иностранных инжиниринговых компаний на нашем рынке. Вместе с тем я бы отметил, что российские инжиниринговые компании обладают существенными преимуществами перед иностранными. Помимо вышеупомянутых проблем иностранных компаний, которые умеют эффективно решать российские, я бы отметил наши преимущества в части выполнения общестроительных работ как на этапе проектирования и подготовки рабочей документации, так и на этапе их реализации, что составляет порядка 60-65% работ на строительной площадке», — говорит господин Аветисян.

Источник: Business Guide, 24.10.2011

- К ленте новостей

Отзывы
и обращения

Контактная информация

+7 (499) 653 66 36

© 2017 «ТЭР-М» Все права защищены.

E-mail: [email protected]